Памяти Тамары Рубцовой

«Всех благославляю
На жизнь и на любовь…»

        2019 год мог бы быть юбилейным для Тамары Ильиничны Рубцовой, поэтессы,  Почетного гражданина города Юрги (2011 г.), Почетного педагога общего образования РФ (2002 г.), члена Союза писателей России (1999 г.), основателя и руководителя поэтической студии «Свеча» (с 1987 г.), нареченной Матушки Марии. Библиотекарь, художник – оформитель, корреспондент заводской газеты «Призыв», воспитатель детского дома-школы № 11, педагог дополнительного образования детей на «Станции юных туристов г. Юрги» — кем только не довелось поработать Тамаре Ильиничне. Но, наверное, основное ее призвание в жизни – поэзия и дети. Среди воспитанников  Тамары Рубцовой 23 лауреата Всероссийского конкурса, 28 дипломантов областного конкурса «Свой голос», 23 стипендиата фонда «Юные дарования Кузбасса». Благодаря Тамаре Ильиничне,  «путевку в жизнь» получили М. Харина,  Д. Кадочников, Е. Франк.  Воспитанницы  студии «Свеча» Н. Поляченкова и Н. Сенн  стали Членами Союза писателей России.

При жизни поэтессы было издано 5 авторских сборников:

«Я знаю, что так не бывает» (1990г.)
«Плащаница» (1993г.)
«Планета снов» (1994г.)
«Не бывает последней строки» (2004г.)
«В золотой колыбели у Бога» (2008г.)

Её стихи вошли в самое известное в Юрге издание – сборник «Семиветрие», в коллективные сборники кузбасских поэтов «Дороже серебра и злата», «На Родине моей по выпали снега», «Собор стихов», «Площадь Пушкина», «Мы – Притомье». Стихи Т. Рубцовой публиковались в журналах «Смена», «Москва», «Огни Кузбасса», «Литературный Кузбасс». Одна из библиотек города – библиотека семейного чтения (ул. Машиностроителей, 41) с 2012 года носит имя Рубцовой Тамары Ильиничны, где ежегодно проходит литературный конкурс «Рубцовские чтения». До сих пор продолжает свою работу «Свеча», теперь уже под руководством дочери Тамары Ильиничны – Нестерук Татьяны и при помощи ведущего библиотекаря Чазовой Е. В.

Погадаева Е.В., руководитель литературного клуба

 

 

  ДВЕ ВСТРЕЧИ

    С Тамарой Рубцовой — Старосветовой были знакомы продолжительное время, а встречались крайне редко, о чём я жалею, потому что была она и умницей, и открытым добрым человеком – из тех, кому люди могут безоглядно довериться.

Всё-таки её приход к вере божьей поначалу меня удивил. «Не дань ли моде?» — подумалось.

Когда же однажды, спустившись со второго «редакционного» этажа на первый, где была типография, увидел только что свежеоттиснутые экземпляры её «Плащаницы», понял, что это серьёзно.

Я атеист по воспитанию. Но иногда со мной происходят события, которым трудно дать объяснения. Словно кто-то меня ведёт… или направляет… или подсказывает…

Так, запомнились две необычные встречи с Тамарой. Одна, как мне помнится, летом, за считанные дни до её ухода в мир иной. Произошло это на тротуаре улицы Кирова, рядом с нашим домом. Она шла с незнакомым мне мужчиной, вероятно, мужем, и я не сразу узнал её. Это была тень той, бывшей ещё год назад на встрече с читателями в центральной городской библиотеки, Тамары!.. В длинном до пят чёрном балахоне (как я узнал позже, одежде монахини) и, как всегда, с приветливой улыбкой. Несколько минут постояли, поговорили. Не о болезни, хотя я знал, кажется, от коллеги по работе в местной газете Тани Баженовой, что Тамара тяжело больна. Я вспомнил, что недавно Тамару назвали победителем областного конкурса на лучший текст духовного Гимна Кузбасса и поздравил её. Пожелал ей добра и – хоть я и атеист – участия господа в её судьбе. Она извинилась, что её ждут, и мы расстались. Это была моя последняя встреча с живой Тамарой Рубцовой — Старосветовой в миру и монахиней Марией в постриге.

Вторая, словно продолжение той, первой, встреча с ней произошла ровно через год после её ухода из жизни: 10 сентября 2010 года.

Вдруг позвонила приятельница нашей семьи Таисия Александровна Нефёдова и сообщила, что, разбирая бумаги, наткнулась на газету «Юрга» (бывшая машзаводская), где моя фотография. Этот номер газеты я не видел и попросил её принести. Принесла в тот же вечер. Оказалось: номер газеты за за 28 мая 2008 года, в котором целую полосу занимают воспоминания Тамары о семье юргинских поэтов, тоже уже ушедших из жизни, Натальи и Евгении Винокуровых, с которыми я был, конечно, знаком. Полосу иллюстрируют три фотографии, на одной из которых наша приятельница и увидела меня. Эта еще одна встреча, уже с душой Тамары, была словно встречей — знамением. Тамара –  уже оттуда, с небес – захотела помочь мне восполнить своевременно неосуществлённое: вспомнить то, что мы знали оба, и узнать то, чего я ещё не знал…

Виктор ЧУРИЛОВ.