Снежная Татьяна Петровна

«Стихи читают не глазами,
Их пишут вовсе не рукой.
Их и читают, и слагают,
Всегда душой и лишь душой!» 

Татьяна Петровна Платонова, маленькая хрупкая женщина, романтичная по натуре, выбрала в жизни совсем не женскую профессию. Ей довелось работать токарем-револьверщиком на машзаводе, а затем и крановщицей. В жизни пришлось пережить немало нелегких моментов. Может быть, именно поэтому в душе стали рождаться стихи, как отзвук на происходящие
события. Как она сама говорит, «литература и в частности стихи помогали пережить эти нелегкие моменты и оставаться человеком в любых ситуациях».

Читающим юргинцам Татьяна Петровна известна под псевдонимом Снежная. Накопленный жизненный опыт, встречи с интересными людьми, важные события, происходящие в жизни, стали вдруг ложится на бумагу в виде стихов и прозы. Так, в 2008 г. к юбилею города появляется «Легенда о Юрге», изданная на собственные средства. Татьяна Снежная – участник литературного клуба «Откровение», приняла участие в издании двух коллективных сборников «Откровение» (2011 г.) и «Душа родная, будь собой…» (2013 г.).

Главная тема ее творчества – любовь к жизни, ко всему, что ее окружает. Последнее время  Татьяну Петровну очень волнуют социальные проблемы в обществе, и  это выражается уже не только в стихах, но и в прозе.

Погадаева Е., руководитель литературного клуба

Т. Снежная.

Вот в этот час, вот в этот миг,

Ответь мне, только честно, —

Чего же в жизни ты достиг?

Нашел свое в ней место?

Твои надежды и мечты

Оправданы ль трудами?

Остался ли доволен ты

Прожитыми годами?

И, если то, о чем мечтал,

Сбылось и воплотилось,

И, если все, чего ты ждал,

Пришло к тебе, случилось,

Так знай, Жизнь прожита не зря.

В последний путь, с почетом,

Проводят пусть тебя друзья,

Ты кончил с жизнью счеты.

Но, если есть о чем мечтать,

Чего желать осталось,

Знай, еще рано умирать,

Хоть и подкралась старость.

ТЕНИ

По городу тени бредут,

Прикрыты пустые глаза.

А дома родные их ждут,

У матери катит слеза,

С сердечною болью отец

В плену постоянных тревог,

Любимый ребенок, юнец,

Стал призраком пыльных дорог.

А мимо них люди идут,

Весна, распустились цветы.

По городу тени бредут,

Не видят они красоты.

Забыт ими солнечный свет,

Полет мотылька над цветком.

И радости в сердце их нет,

Нет жизни во взгляде пустом.

Одно их тревожит теперь:

Где денег на дозу найти,

Закрыта заветная дверь,

Куда на добычу пойти?

Чтоб денег на дозу добыть,

На все бедолага готов:

Ограбить, украсть, иль убить,

Тут, милые, не до цветов.

Кому ты доверился, сын?

Какими людьми обольщен?

Пока был без нас ты один

В бездушную тень обращен.

Ведь мы, чтоб тебя прокормить,

Работали в поте лица.

Но как на зарплату прожить?

Проблемам не видно конца!

О, Господи! Нам помоги,

Ребенка родного спасти!

От зла его убереги,

И крайности не допусти!

О ЛЮБВИ

Как часто мы не ценим дар любви,

Неважно, любят нас, иль сами любим.

Не нужно жертв и клятвы на крови,

Мы этим лишь святое чувство губим.

Тем самым в мире зло преумножаем,

В себе обиды с ревностью растим,

И жертвою себя воображаем,

Но жертвой стали лишь страстям своим.

В ПУТЬ

Вот опять меня вдаль запредельную

Манят нитки железных дорог.

Я смотрю в колею параллельную –

Рвется сердце мое за порог.

За порог горизонта знакомого,

К новым землям и новым стихам,

Опьянеть от простора огромного,

А потом рассказать все друзьям.

Как жилось, как смеялось и плакалось,

Кто любил меня, кто предавал,

Как я в жиже болотной барахталась,

Как, рискуя собой, враг спасал,

Как потом у костра мы сущилися,

В дружбе вечной друг другу клялись,

А потом, как в лесу заблудилися,

Еле до дому добрались.

Ох, дороги, дороги далекие,

Что-то в сердце цыганское есть!

Хоть и знаем, дороги не легкие,

Только трудно на месте осесть.

*************************

Опять мороз рукой небрежной,

Рисует сказку на окне.

По этой дали белоснежной,

Мечталось прогуляться мне.

Какие водятся там звери?

Куда тропинка та ведет?

Но где найти мне в сказку двери?

И кто меня в той сказке ждет?

******************************

Ну, вот и все, пришла пора проститься,

Хоть продолжаю я тебя любить.

Но отпускаю все ж тебя на волю птицей,

Люблю, а значит, не могу не отпустить.

Желаю счастья без меня тебе, любимый,

Другая пусть согреет твою душу.

От всей души желаю: будь счастливым,

Я ваше счастье даже взглядом не нарушу.

***********************

Белый свет горит в конце пути,

Он маячит мне в конце тоннеля.

Сколько нужно до него идти?

Может год, а может лишь неделю.

Но идти придется в темноте,

Натыкаясь на углы, ступая в лужи.

Как понять мне, что углы все эти — те,

И, что этот самый свет мне нужен?

В темноте удобно очень жить,

Там не видно грязи и уродства.

В темноте все это можно и любить,

Коль не видишь ничего — все очень просто.

Так зачем же мне стремиться к свету?

Усложняя этим самым жизнь,

Ведь проводника в тоннеле этом нету,

Значит шишек, синяков не избежишь.

Нет, я жить хочу с открытыми глазами,

Что бы ясно видеть все, что есть вокруг,

Даже пусть они промоются слезами,

Чтоб понять, кто друг мне, кто не друг.

 

***

 

 

Мне бы птицей взлететь в небеса,

Мне б лебедушкой взмыть над землей.

Чтоб не видели больше глаза,

Черной зависти, злобы людской.

Чтобы жить лишь одной красотой,

Отцепить надоевший репей.

Чтоб свободно парить над землей,

Без проблем, без долгов, без цепей.

 

***

 

 

МОЯ ЮРГА    

 

Моя Юрга, российская глубинка,

Ты над рекой сибирской расцвела.

Ты, словно совершенная снежинка,

Легко и просто на душу легла.

Была барачной в детстве ты и безасфальтной,

Но ввысь был дух Победы устремлен.

И строил тебя люд многострадальный,

Что крепостью сибирской наделен.

Смешение народностей и нравов,

Многообразие талантов и творцов,

Вот истинная ценность твоей славы,

И украшение проспектов и дворцов!

Зимою в снежных бриллиантах ты сияешь,

А летом красотой цветов пленишь,

Ты ребятишек у фонтана забавляешь,

Прохладу благодатную даришь.

Куда бы жизнь меня ни заносила,

В душе всегда юргинкою была.

И закаленная Сибирью жизни сила,

Мне в трудные моменты помогла.

Цвети, Юрга, российская глубинка,

С тобой в душе, на протяженьи жизни всей,

И я горда тем фактом, что юргинка,

Потомкам завещаю город сей.