Раскошный Юрий Иванович

«Сердцем я обниму целый свет,
В пояс милой земле поклонюсь…» 

       В 1973 г. Юрий Раскошный, будучи студентом Омского политехнического института, приехал в Юргу на преддипломную практику, да так и остался на Юргинском машиностроительном заводе. Прошел трудовой путь от мастера механического участка до начальника цеха. Совмещая производственную и общественную деятельность, Юрий Иванович находил время и для творчества. Как он сам говорит, «творческая полоса началась с 90-х г.г., когда рухнула устоявшаяся жизнь, а на смену пришло ощущение «ненужности» и неумение вписаться в новую жизнь». Конечно, он и раньше писал стихи – по случаю дня рождения или юбилея, в стенгазету отдела по праздничным датам. Первое в своей жизни стихотворение, вспоминает Юрий Иванович, он написал в 7 лет, и называлось оно «О холодной войне». События 90-х настолько потрясли Ю. Раскошного, что стихи стали сами собой возникать в его воспаленном сознании. Писал в черновиках, для себя, но ему хотелось и высказаться перед людьми, открыть свою душу. Первым ценителем и критиком была  жена Раиса Васильевна, которая сердилась на него за то, что он писал грустные, пугающие своим упадническим настроением стихи.
Кстати, и первый сборник, пока единственный, изданный самиздатом в 2005 г., Ю. И. Раскошный так грустно и назвал – «Затерялся где-то я по жизни этой…».
Сейчас тематика стихов Ю. Раскошного самая разнообразная – это и природа, и любовь, и философия жизни. Не обходится без посвящений любимому машзаводу и Кузбассу. Печатается в «Новой газете». Участник литературного клуба «Откровение». В планах у автора —  подготовка и издание в 2016 г.  второго сборника стихов. С творчеством Ю. Раскошного юргинцы могут познакомиться в центральной городской библиотеке. А еще Юрий Иванович замечательно поёт – он активный участник Народного хора ветеранов войны и труда.

Е. Погадаева, руководитель литературного клуба

 Потерялся

Потерялся где-то

Я по жизни этой,

Не найти мне следа

Родины заветной.

Отчий дом по свету

Растворился, стаял.

Не пришлет привета

С журавлиной стаей.

Молча проплывает

Клин в ночи былинной,

А душа взывает

Клекот журавлиный:

Прокричи устало,

Успокой мне душу,

Горечь  застоялую

Выплесни наружу.

Ты напомни детство,

Не причинишь боли,

Пожелай в наследство

Мне счастливой доли.

И во снах и грезах

Я мечту лелею,

У родных березок

Сердце обогрею.

Отыщу заветный

Уголок отчизны,

Станет, неприметный,

Мне отрадой в жизни!

Родной Кузбасс

В России славится веками

Суровый край, сибирская страна.

И юг ее с полями и лесами,

Хребтами гор – Кузбасская земля.

На берегах красавицы Томи

Большие города, рабочие поселки,

Как изумруды в бархате тайги

Явили красоту и стать потомкам.

«Сибирью будет прирастать Россия! –

Великий Ломоносов завещал.

И русский человек, верша мессию,

То завещанье с честью исполнял.

Тут небоскребы доменных печей,

И вышки ЛЭП, заводы, шахт подъемники

Взметнулись ввысь усилием людей,

Различных уголков страны, поломников.

Всю теплоту души, недюжинный талант,

Труд самоотверженный и знания

Кузбассовцы вложили, как гарант,

В развитие страны и процветание.

Шахтеры горы добыли угля,

Сварили металлурги море стали,

Ученые, врачи, учителя

В историю страны Кузбасс вписали.

Широкой поступью идет вперед,

Счастливой доли приближая час,

Трудом вершины доблести берет

В моей России мой родной Кузбасс.

Богатством недр и кузницей идей

Навеки славься без прикрас,

Размахом дел, величием людей

В моей России, мой родной Кузбасс.

Дорога жизни

Стужа, зима сорок первого,

Осколки сыплются словно град.

Голод поземкой тянет по Невскому,

В жесткой блокаде Ленинград.

Женщины, дети, помочь им надо бы.

Терпеть, продержаться, не умереть.

Но только одна, по замерзшей Ладоге,

Дорога жизни, опасна, как смерть.

Следом в след силуэты в брезентах

В предутреннюю пелену,

Колонна ЗИСов, колея чуть приметна,

В заснеженную белизну.

Ручеек храбрецов необкатанных

Обтекает вчерашние взрывы,

Вскрывая промерзшими скатами

В пробуксовке прозрачные льдинки.

Он единственный тот ручеек,

Что спасенье блокадным сулит…

Сердце сжалось в груди, началось,

Шелест сзади противно скулит.

На баранку прилег – перелёт,

Не твой, впереди снопы.

Хрупают Ладоги звонкий лед

Снаряды из темноты.

Ну, теперь на фортуну молись,

Да на верного друга ЗИСа,

Дверка настежь открыта – гони,

Да не выдадут небеса.

Взрывы, хлещет шрапнель и лед

По лобовому и в бок.

Ты за баранку покрепче держись,

Необкатанный паренек.

Где колея? Где переднего след?

Смешались вода и лед.

Но только назад никак не сметь,

Прорваться надо вперед.

И покатили. Не все, но дошли

До Ржевки на полном ходу.

Блокадные их обнимали и плакали

Зимой в сорок первом году.

Тревожно

Мне что – то грустно и тревожно,

Смеюсь и плачу невпопад.

Роятся мысли односложно,

Как будто в мае снегопад.

Не радует меня уют

Обычной городской квартиры,

Где каждый день постыло ждут

Диван да новости о мире.

Не хочется идти домой,

О, если б ты меня ждала,

Любовь стремительной стрелой

Меня по лестнице несла.

Ключом бы скважину ловил,

Есть поворот, и дверь открылась,

Судьбу с надеждою молил,

Чтобы пред дверью появилась.

Больница ныне твой приют…

Заборы штор за окнами повисли.

А мне покоя не дают

Тревожные назойливые мысли.

С трудом по лестнице тащусь,

Цепляясь за холодные перила,

Вот дверь, в ней скважину ищу,

Ключ, оборот… И дверь открылась!

Ты предо мной в двери стоишь,

Улыбка на лице играет,

«Привет» — тихонько говоришь,

Счастливо сердце замирает.

Душа взметнулась к облакам

И ангелом средь них парит,

А тело рухнуло к ногам

Твоим, бездыханно лежит.

Отечество

Я сегодня выйду с зорькой

На луга росистые…

Косари звенят на горке

Оселками быстрыми.

Там поет трава густая

Под косой мужицкою,

Запах лет собирая

На валки пушистые.

И несется дух по свету,

И дурманит голову.

Вдруг забьется без ответа

В груди сердце голубем.

Я оглохну, замирая

В переливах птиц.

Нежно землю обнимая,

Пораженный ниц.

И сырой земли дыханье

Всеми струнами души

Я почую, и рыданье

Затрубит в тиши.

Гей, вы травы, росы, ветры!

Где родней сыскать?!

Сколько мерить километров

И куда шагать?

Где найти земли милее,

Чем отечество мое?

Никогда не пожалею

За избрание твое!

Весна

Снег под рябиной заалел

От трапез стайки свиристелей.

Мороз простудой заболел,

Улегся в белые постели.

И чуя слабость и тревогу,

Поземка стеллит по земле,

Латая ветхую дорогу –

Последний санный путь зиме.

Румяной зорькой поутру

Умылось голубое небо,

И все трезвонит на ветру –

Весна идет, какая небыль!

А с крыши первая капель,

Вливаясь в перезвон синичек,

Поет как дивная свирель,

Рассыпав гроздья брызг – ресничек.

И аромат весны пьянит,

Любовью, трепетом наполнит,

Душа возвышенно болит,

И сердце радостно застонет.

Воспрянут чувства от посул

И сбросят путы ото сна!

А по земле несется гул –

Весна идет, идет весна!