Масан Е. «Военное детство». Номинация «История Великой Отечественной войны в истории моей семьи».

Мама читает книгу В. Матушкина «Любаша», вместе с женой её брата Верой Петровной не успевают вытирать слезы, которые как горох катятся из глаз. Это произведение о нелегкой судьбе молоденькой девушки, которой пришлось в войну выживать самой и поднимать своих младших братьев и сестру. Моя мама Мангазеева Полина Ивановна и отец Семенистов Павел Федорович знают трудности военного детства, потому что они как раз и были детьми войны.

Павел уже с семи лет пошел помощником пастуха, а потом стал пасти коров самостоятельно. Это был очень ответственный труд, и в какой — то мере труден для мальчика. За стадом необходимо было смотреть, чтобы коровы не разбрелись, не застряли где ни — будь, не запутались в кустах, не наелись полыни и ядовитой травы. Зимой он пошел в школу, а так как не было обуви, одну пару валенок делили с сестрой. Когда началась война, он четырнадцатилетний мальчишка стал учиться водить трактор, потому что все мужчины ушли воевать, в деревне оставались старики, женщины и подростки, на которых все колхозное хозяйство и поднималось. Однажды Павлика отправили в МТС за запчастями к трактору, дали лошадь, потому что детали тяжелые, да сказали, чтобы ехал по главной дороге, так как она надежна, хоть и дольше ехать. Была еще дорога короче, но через речушку. Речка была мала, но коварна, были в ней места, где было глубоко. Но мальчишке хотелось показать себя ловким и быстрым, он и поехал по короткому пути. Случилось то, о чем его предупреждали: лошадь попала в яму, и Павел, стоя по грудь в холодной реке и держал морду лошади, чтобы вода не попала в уши и животное не погибло. Кричал что было мочи о помощи, на счастье мальчишки мимо шли парни и девушки и вытащили горе тракториста из реки. Он вспоминает, как приходилось пахать на тракторе, перевозить бревна. Работы было много, не успевали толком отдохнуть, перекусывали на ходу тем малым, что было. Уже ближе к окончанию войны заводной рукояткой Павлу выбило руку и где кисть она осталось кривой. Чтобы пойти в армию, он эту руку накрывал здоровой. Служил Павел три года в Германии механиком — водителем танка Т-34, чем и гордился всю жизнь.

Полина вспоминает как после уроков, они всей школой ходили, полоть колхозные поля ржи, пшеницы, овса: «Поглядишь на полосу, а конца не видно». Помогали взрослым сушить сено, ворошили его, сгребали. Как — то раз, Полина подняла грабки, которыми работали женщины (это такие косы с граблями для уборки ржи и пшеницы), но они были такими тяжелыми, что девочка их еле поставила обратно. Удивлялась, как же женщины работают таким тяжелым инструментом. Руки от повседневной работы болели и кровоточили, их лечили народным средством: примочки из мочи. Радовались приходу весны, появившейся травке. Лес и река было хорошим подспорьем, съедали всякую траву, медуницу, варили суп из пучек и молодой крапивы, собирали ягоду и грибы.  Барским был ужин, если удавалось наловить рыбы, или подстрелить какую — либо птицу. По большим праздникам мамина мама готовила десерт: калину пареную с сахарной свеклой. Но чувство голода не покидало ни на минуту, есть хотелось даже во сне. У родителей на всю жизнь осталось почтение к хлебу: «Хлебушко – батюшка» — говорит мама, потому что настоящего хлеба в войну не было, в ржаную муку подмешивали все что можно, чаще тертый картофель. Вот такие лепешки были самым лучшим лакомством. Белую муку всю отправляли на фронт. «Все для фронта, все для Победы» — гласили лозунги и люди старались, трудились и ждали победы над фашизмом. Когда этот день настал, объявили о капитуляции Германии, все выбежали на улицу, обнимались и целовались от счастья, ребятишки кричали «Ура!», женщины плакали, но это были слезы радости. У кого то это были слезы горести, потому что не у всех пришли мужья и сыновья с фронта, кто – то сложил свою голову во имя Победы. В этот великий день отменились все уроки и дела. Радостную весть девчонки узнали в школе от своей учительницы и, хлопнув крышками парт побежали домой, очень уж хотелось первыми рассказать о Победе. Бежали всю дорогу, несколько километров, когда уставали, переходили на шаг, но не останавливались ни на минуту. Когда уже прибежали в деревню, то стали кричать о победе в каждый двор, а в это время с горы об этом стал кричать почтальон, который ездил на стареньком велосипеде  в светлом плаще. В 1945 году день Победы был теплым и солнечным, женщинам разрешили поработать в своих огородах, но услышав такую радостную весть, они бросили свой инструмент и все побежали к сельсовету. Председатель позвонил по телефону в район, где и подтвердили новость о завершении войны.

Старший брат мамы пришел с фронта в 1942 году весь израненный, без глаза, и очень быстро умер. Старшая сестра всю войну работала в госпитале медицинской, операционной сестрой. Раненых привозили ночью, чтобы население не видело, в каком ужасном состоянии привозят раненых. У многих раны были запущены так, что был не только гной, но и черви. Это все надо было вычистить и обработать, от страшной вони сестер тошнило и уже ни о каких перекусах не было речи, еда просто не лезла в рот. Главный врач госпиталя говорил молоденьким сестричкам: «Девчонки, вы хоть покурите, чтобы перебить этот невыносимый запах гниющих ран, а то свалитесь от голода, что тогда делать будем?». Так, Дора Ивановна, сестра мамы,  пристрастилась к куреву, всегда этого стеснялась и пряталась, когда хотела покурить.

Оба зятя моей бабушки прошли всю войну, но никто никогда не рассказывал ни о чем, им  было больно вспоминать то, что пришлось пережить. И те скупые частицы мы узнавали в минуты маленьких слабостей, когда мужчины выпьют рюмочку, другую. Дмитрий Филиппович был политруком в штрафном батальоне, был несколько раз ранен, прожил с осколком в глотке до самой смерти.  Сестру его, учительницу, повесили немцы в украинском селе, обвинив в связи с партизанами. Степан Андреевич пришел без ранений, не мог слушать песню «Ой, Днепро, Днепро», слезы текли по щекам, говорил, что когда была битва у Днепра, то вода в Днепре была красной от крови, а берега были усыпаны трупами наших бойцов. Оба имели награды и честно работали после войны.

Дядя моей мамы, Лузянин Ефим Матвеевич, во время войны был шофером, и перевозил продукты в Ленинград по Дороге Жизни. Утонул вместе с машиной в ледяной пробоине,  от взорвавшегося снаряда при бомбежке немецких самолетов. При жизни был трудолюбивым, внимательным и очень добрым человеком.

Военное детство не забыть никогда, у родителей особое отношение к этому времени, голодные, раздетые, они помогали взрослым. Отец и мама вспоминают, как за стакан соли готовы были отдать, все что есть, а одежду чинили и латали до последнего. Война оставила свой след, родители  более бережливы и аккуратны к вещам, экономны в продуктовых  расходах. Частенько вспоминают: «Вот если бы во время войны у нас было столько одежды как сейчас, мы были бы самые богатые», или «А помнишь, как во время войны не было соли и спичек, а сейчас этого вдоволь».

Сейчас моим родителям 90 лет, воспоминания о трудном военном детстве даются со слезами на глазах. Спасибо им за эти рассказы, за ответственный труд в то время, за любовь к Родине и своей стране, за то, что этому они учили нас.